Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования

Санкт-Петербургский государственный морской технический университет

Ко дню рождения Сергея Довлатова

Сегодня исполнилось бы 74 года Сергею Довлатову (1941-1990). Он не был выпускником «Корабелки», но в течение 3,5 лет работал литературным сотрудником, а потом и исполняющим обязанности главного редактора газеты «За кадры верфям». В конце 60-х годов Довлатов старался делать нашу газету более живой, интересной для читателя. А ныне университет гордится тем, что имя писателя связано с историей вуза.

Звезда писательской славы Довлатова высоко взошла над Россией в 90-х годах ХХ века. Его книги были изданы многомиллионными тиражами. В его честь переименована улица в Нью-Йорке. В Петербурге подыскивают место для памятника прозаику. Его, превратившийся в музей, домик в деревне Березино Псковской области, стал объектом паломничества тысяч туристов, дополняя карту достопримечательностей Пушкиногорья. Довлатовские места появились в Таллине, Кургане и Уфе.  Довлатов стал самым читаемым и популярным писателем России, человеком-легендой, литературным мифом. Книги писателя нашли отклик в душах каждого из нас, кроме тех, кто еще не успел их  прочитать.

За последние годы в газете «За кадры верфям» и на сайте было сделано немало публикаций, посвященных жизни, журналистской и литературной работе Сергея Довлатова. Но сегодня, в день рождения писателя, мне хотелось бы просто вспомнить его и дать несколько полезных советов студентам, не успевшим познакомиться с его творчеством.

Прежде всего, порекомендую книги Довлатова вниманию студентов, приехавших в Санкт-Петербург из других городов и стран. Читайте Довлатова, ибо написанное им позволит вам лучше увидеть этот город, понять его, прочувствовать дух даже не Питера, а Ленинграда. Вы узнаете - чем жила литературная богема в 60-70 годах ХХ века. Найдете на страницах довлатовских книг описания тех мест, которые ныне уже не существуют, но навсегда вписаны в летопись северной столицы.

Начните с повести «Чемодан», состоящей всего из восьми глав. Эмигрант открывает чемодан, вывезенный из России, перебирает вещи, нажитые им за всю жизнь, и за каждой из этих вещей кроется забавная история, заставляющая читателя улыбнуться. Большинство историй относится к Ленинграду.  Возникает невольное желание своими глазами увидеть - где и что происходило, хотя все описываемое наполовину авторский вымысел.

Я иногда для своих друзей провожу экскурсии по довлатовским местам города. Наш путь пролегает по улице Рубинштейна, где жил писатель, по набережной Фонтанки, по Караванной улице, по Белинского, Моховой, Шпалерной и Захарьевской. Это всего лишь один из маршрутов. Путешествуешь по Питеру, и, куда ни кинь взгляд, – все напоминает о Довлатове и его персонажах. Посмотрите на поручни у входа в Елисеевский магазин, на городском жаргоне, так называемая, «жердь». Традиционное место «стрелок». Здесь герой Довлатова встречался с фарцовщиком Фредом, перед тем как провернуть дело с финскими креповыми носками. Киньте взгляд на здание городской Думы – под ним солдат ВОХРы из рассказа «Кожаный офицерский ремень» мечтал после дембеля просто посидеть на скамейке. Так он представлял себе свободу.

Перенесемся на стрелку Васильевского острова. Сочетание воды и камня порождает здесь особую, величественную атмосферу, в которой трудно быть лентяем, но довлатовскому герою это удавалось. Тут перед стрекочущей кинокамерой Шлиппенбаха размашисто ходил Петр Великий в исполнении Сергея Донатовича. Это история о так и неснятом, нелепом  «аполитичном фильме».

Доедем в метро до станции Ломоносовская и отыщем место, где над пассажирами опасно нависала мраморная плита с барельефом Ломоносова, вытесанная пьяными камнерезами к юбилею Октябрьской революции. Сворачиваем с набережной Обводного канала на Лермонтовский проспект, и через несколько кварталов упираемся в здание бывшей гостиницы «Советская» (ныне «Азимут»), возле которой на стоянке такси герою рассказа «Зимняя шапка» заехали в глаз скороходовским ботинком. И тут же вспоминается довлатовская фраза: «Когда же мы научимся выпускать изящную советскую обувь?!». Карта довлатовских местечек в северной столице очень обширна, разнообразна и интересна.

Еще порекомендую вам прочитать книжку «Компромисс». Сюжеты для новелл «Компромисса» взяты из журналистского опыта Сергея Довлатова в эстонской русскоязычной газете «Советская Эстония» в 1972—1975 годах. К каждой новелле предпослана газетная преамбула. В этой преамбуле показывается результат журналистской работы героя новелл, а в самих новеллах — процесс работы. Читать это одновременно и смешно и грустно.

Затем переходите к повести «Заповедник». Автор считал это произведение объемом менее 100 страниц - лучшим из всего им написанного. Как и в большинстве книг Довлатова, прототипом главного персонажа является сам автор, работавший экскурсоводом  в Пушкинских горах в 1976—1977 годах. Сюжет, герои, диалоги и ненавязчивые философские размышления писателя – доставят вам огромное удовольствие.

Помимо уже упомянутых произведений я также люблю перечитывать «Записные книжки», часто листаю автобиографический сборник «Наши» и повесть–исповедь литературного неудачника «Ремесло». Особняком в творчестве Довлатова стоит его книга «Зона» - записки надзирателя охраны. Фактически с этого материала начиналось его писательство. Мне нравится юмор, искрящийся  в колонках редактора газеты «Новый американец». Есть невыразимая прелесть в опубликованных письмах Довлатова, его шаржах и стихотворных экспромтах. Вот такой шорт-лист любимых произведений Довлатова. Не поленитесь прочесть перечисленное, и мы будем с вами говорить на удивительном языке довлатовских цитат, станем чаще улыбаться и начнем без лишних слов понимать друг друга.

Чем еще хороша проза Довлатова? Изучая ее, вы сможете выработать в себе хороший литературный стиль. Это поможет вам в работе и в жизни. Писатель обладал завидным талантом – вкусом и требовательностью к слову. Недаром, работая над произведением, он специально создавал себе дополнительные трудности – придумал писать книги строками, в которых не было двух слов, начинающихся на одну и ту же букву. Вам кажется это невозможно? Можете сами проверить. За небольшой погрешностью вы не найдете в произведениях Довлатова предложения, в котором бы повторялись заглавные буквы в словах.

Пропускать повествование, через такое мелкое редакторское сито, через прокрустово ложе авторского самоконтроля – дополнительный, утомительный, казалось бы, неблагодарный труд. Но это стало основой стиля Довлатова. Отбор слов по начальным буквам заставляет задумываться над каждым словом, ведет к экономии слов в строке. Предложение разряжается, в нем появляются просветы, воздух. Лаконичность фразы, ее прозрачность, ясность в мастерском исполнении  Сергея Довлатова создают труднодостижимый эффект естественности, убедительности, подлинности, реальности описываемых ситуаций и персонажей. Он буквально конструировал, собирал по слову, по буквам собственные произведения. Все, что он написал – дорогой, штучный товар, продукт ручной сборки, hand made.

Дорогие студенты «Корабелки», читайте Довлатова, наслаждайтесь его юмором и помните, что он работал и созревал как писатель в вузе, в котором вы учитесь.

 

Александр Бутенин – помощник ректора СПбГМТУ
по связям с общественностью, к.э.н 
+7 921 634 07 08
e-mail:butenin.alexandr@gmail.com

Фото Сергея Довгялло